washseattle
  • На главную
  • Культурно-информационный сайт Сиэтла и штата Вашингтон
    • Вашингтонский драматический театр им. М.А. Булгакова
    • Регулярные шоу-программы от Игоря Мусиенко
    • Шоу-программы для частных раздников и вечеринок
    • Диск-жокей (выездной)

    Для групп от 8 человекВашингтонский драматический театр
  • Розовая дама

    Вашингтонский Драматический театр им. М.А. Булгакова, под руководством Игоря Мусиенко, открыл летний сезон.

    Посетив его стены у меня сложилось ощущение, что я попала не в театр, а в театральный салон, где все сценические декорации окружают и окутывают меня с ног до головы. Все вокруг пышет драматургией. Нет разделения сцены и зрительского зала, есть просто осознание того, что ты находишься в совсем другой эпохе, где под тяжелыми балдахинами, в свечении канделябров и в объемности картин застыл дух веков. Как будто я, зритель, и не зритель вовсе, а соучастник действа, разворачивающегося на сцене.

    Сейчас Игорь Мусиенко дает череду спектаклей по маленьким трагедиям А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери», «Скупой Рыцарь» и монопьесу Э.Э. Шмитта «Оскар и Розовая Дама». Летний сезон представлен четырьмя показами, которые будут идти две недели. Мне удалось побывать на премьере Э.Э. Шмитта «Оскар и Розовая дама»...

    Оскар пытался объяснить родителям, что жизнь — странный дар. Вначале мы его переоцениваем: думаем, что получили в вечное пользование. Затем недооцениваем, находя жизнь слишком короткой и несовершенной, и чуть ли не готовы от нее отказаться. Наконец, осознаем, что это был вовсе не дар, а только кредит. И тогда пытаемся его заслужить. — Это говорит мальчик, которому десять лет.

    Моноспектакль по пьесе Э.Э. Шмитта «Оскар и Розовая Дама» пожалуй является одним из редчайших спектаклей, который не может оставить равнодушным ни одного зрителя. Он вышибает слезы даже у самых стойких, но это вовсе не от того, что зритель видит на сцене маленького мальчика, который умирает... от рака. Вовсе нет. В этом спектакле ценны его рассуждения.

    Играет Оскара актер Игорь Мусиенко, который за полтора часа действия проживает жизнь мальчишки, влюбляется, переживает, взрослеет... Широко открытые глаза Игоря, передающие детское любопытство и неосознанную боль от болезни, заставляют зрителей в один момент ощутить всю трагичность ситуации и в то же время улыбаться от детских рассуждений и выводов. Наверное эта сложность и смешанность чувств и делает этот спектакль уникальным.

    Наш Оскар пишет письма Богу. По началу слегка наивные, с детской непосредственностью, в которых он описывает ощущения от прожитых дней, но эти наивные письма уже наполнены глубиной размышлений о жизни. Врачи отвели ему совсем немного — почти две недели, да и того меньше. Как и его оставшиеся дни, письма были сначала длинные, веселые и глуповатые, потом они становились все короче, тяжелей и строже.

    Эти письма он начал писать по настоянию одной дамы, которая как и десяток других дам-сиделок, приходит в больницу, чтобы посетить больных детей, им еще выдают специальные розовые халаты для посетителей; так вот, именно эта РОЗОВАЯ ДАМА сделала его оставшиеся дни переломными. Для Оскара Розовая дама чуть ли не единственный друг и собеседник, он даже стал называть ее «Розовая мама».

    Как говорилось раньше, это моноспектакль и Игорь Мусиенко виртуозно перевоплощается из мальчишки в пожилую старушку, передавая нам их диалоги. В спектакле нет смены костюмов и декораций, лишь интонация голоса, выражение лица актера и его пластика движений позволяют молниеносно видеть того или иного персонажа. Катящаяся слеза мальчишки сменяется легким ворчанием старушки, которая тоже весьма хрупка и больна, но обладает огромной силой говорить ребенку правду.

    Стоит в больнице произнести слово «смерть», как все перестают тебя слышать.
    — Розовая мама, мне кажется, что они придумали другую больницу, вместо той, что существует в реальности. Они ведут себя так, будто в больницу приходят только выздоравливать. Но ведь на самом деле здесь и умирают.


    Однажды Розовая дама посоветовала Оскару жить каждый оставшийся день его жизни как десять лет. Эта идея понравилась Оскару, ведь он тогда сможет все познать и не умрет в таком раннем возрасте.

    — Никто не может избежать страданий. Ни Бог, ни ты. Ни твои родители, ни я.
    Спать хочется все чаще. Потребность какая-то. Проснувшись, я сказал
    Розовой маме:
    — На самом деле, неизвестности я не боюсь. Мне только жаль потерять то, что я узнал.


    Каждый день мальчишка для себя становился на десять лет старше и каждый день он действительно взрослел, брал на себя ответственность за поступки и принимал жизнь серьезно. Парадоксально менялось его мировозрение и ощущение возраста. Его письма к Богу сыпали теми самыми фразами, которые порой каждый из нас пытается объяснить сам для себя. А тут он, десятилетний, ой простите двадцати-тридцати-пятидесятилетний мальчишка, говорит об этих ощущениях, с уверенностью человека, пережившего многие испытания. Оскар нам открывает множество маленьких истин, которые стояли у нас преградой для понимания окружающих. Словно впадаешь в оцепенение от этих фраз.

    ... мы долго читали медицинский словарь... я посмотрел на те слова, которые меня интересуют: «Жизнь», «Смерть», «Вера», «Бог». Хочешь верь, хочешь нет, но их там не было! Заметь, что одно это означает, что ни жизнь, ни смерть, ни вера, ни ты — не болезни... единственное решение у жизни — это жить.

    Оскар напишет Богу 14 писем, по его подсчетам он проживет 130 лет. Каждое его письмо заставит нас, зрителей, ощутить все жизненные вехи человека, прожить с ним всю жизнь и даже почуствовать себя одинокими стариками, немощными, слабоумными, уставшими лежать в своей кровати... Каждое письмо — десять лет жизни.

    Мальчишка умер. Брошенный на пол больничный чепчик, который прикрывал его лысую от химиотерапии голову, лежал на листке письма к Богу. Это все что от него осталось. Чепчик и письма. Нет не все, осталось еще последнее письмо Розовой дамы к Богу:

    Дорогой Бог,
    Мальчик умер. Теперь я по-прежнему останусь Розовой дамой, но никогда больше не буду Розовой мамой. Я была ею только для Оскара. Угас за полчаса сегодня утром, пока мы с его родителями отлучились, чтобы выпить кофе. Он сделал это без нас. Думаю, специально выбрал момент, дабы нас пощадить...
    У меня на сердце тяжело, у меня на душе тяжело. Там живет Оскар, и я не могу его забыть... Спасибо, что познакомил меня с Оскаром. Он помог мне верить в тебя. Я полна любви, она сжигает меня, он столько дал мне, что этого хватит на многие годы вперед. Но... До скорого,

    Розовая мама

    Р.S. В последние три дня Оскар вывесил плакат над своим столиком в изголовье. Думаю, он касается тебя. Там было написано: «Никому, кроме Бога, не дано право меня разбудить».
    • Вашингтонский драматический театр им. М.А. Булгакова
    • Регулярные шоу-программы от Игоря Мусиенко
    • Шоу-программы для частных раздников и вечеринок
    • Диск-жокей (выездной)